Офтальмология

На острие офтальмологии

Б.Э. Малюгин16-17 марта в Сочи состоится 15-я Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии». Инновационное медицинское оборудование, живая хирургия и сложные, нестандартные случаи – всё это традиционные составляющие ежегодного мероприятия. О том, что ещё ждёт участников, рассказал председатель оргкомитета конференции, заместитель генерального директора по научной работе МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Фёдорова, председатель Общества офтальмологов России, профессор Борис Эдуардович Малюгин.

 

Борис Эдуардович, какой будет 15-я конференция? Что нового подготовили организаторы?

 Конференция станет первым официальным мероприятием в рамках 90-летия со дня рождения академика С.Н. Фёдорова. Сам Святослав Николаевич всегда стремился к чему-то новому и за свою жизнь принял участие во множестве научных форумов, он считал обмен знаниями очень важным аспектом в работе врача. Правильно будет сказать, что конференция по витреоретинальной хирургии появилась по его инициативе. Он всемерно способствовал развитию этой отрасли офтальмологии в МНТК и в России в целом. Мы неоднократно обсуждали с ним необходимость данного мероприятия, к сожалению, получилось так, что прошло оно впервые уже после смерти Святослава Николаевича

В этом году изменится место проведения мероприятия. 15 раз мы собирались в Москве, а потом стала очевидной необходимость двигаться в регионы. Это, с одной стороны, даёт возможность принести с собой новые знания, с другой – приобщиться к опыту врачей на местах. Не зря же многие авторитетные международные научные встречи мигрируют из страны в страну.

На 15-й конференции будет много интересных тем и людей. Например, с почётной лекцией выступит известный витреоретинальный хирург, один из пионеров этого направления в России – профессор Георгий Евгеньевич Столяренко. Мы хотим, чтобы он рассказал не только об офтальмологии, но и о себе, о своей жизненной и профессиональной стезе. На мой взгляд, знать об уникальных путях в науке и в практике очень важно и поучительно, особенно для молодёжи.

Отдельная сессия будет посвящена детской офтальмологии. Это актуальное направление, в первую очередь, касается недоношенных детей. Стандарты выхаживания в нашей стране повысились, и теперь реабилитация новорождённых начинается при весе от 500 грамм. Отчего появляется большое количество детей с патологией сетчатки и стекловидного тела.

Много будем говорить о лазерной хирургии. Лазеры – одни из первых в истории инструментов, которые стали применять для коагуляции патологических сосудов и зон разрывов сетчатки. В своё время это было революционное решение.

Мы запланировали секцию по противоречиям в офтальмологии. Одно и то же заболевание можно лечить с использованием совсем разных подходов: терапевтического, фармакологического, лазерного. В каждом случае есть возможность достичь неплохих результатов. Остаётся вопрос, что лучше? Будем разбираться, что даёт более стойкую ремиссию и полноценное восстановление зрения.

 

Конференция будет сопровождаться живой хирургией. В чём особенности этого формата и почему он важен?

Это традиционный атрибут наших конференций. Он имеет прямую дидактическую направленность. Мы показываем, как правильно выполнять операцию, отдельные нюансы, демонстрируем новинки оборудования и хирургической техники. В хирургии постоянно идёт развитие технологий, но если клиника покупает дорогостоящее оснащение – это не гарантия того, что персонал готов его использовать. Нужно обучать людей, показывать, как следует работать с этими приборами и инструментами.

Наша специальность основана на визуализации, непосредственно осмотр структур глаза играет самую важную роль при постановке диагноза и составлении плана лечения. Глаз – уникальный орган, позволяющий проводить массу манипуляций с прямым обзором через роговицу. Особенность витреоретинальных вмешательств в том что они идут долго, несколько часов, уследить во время прямой трансляции с неослабевающим вниманием невозможно. Поэтому мы покажем вживую самые критичные и сложные фрагменты, переключаясь из одной операционной в другую.

 

Участники конференции смогут продемонстрировать и собственные видеофильмы. Насколько российские врачи активны в этом?

Первый раз мы опробовали такой формат на конференции по катаракте. Сначала принимали фильмы от экспертов, но со временем всё больше практикующих хирургов стали проявлять интерес. Оказалось, многие хотят поделиться своими уникальными и необычными случаями. К тому же сейчас операционные микроскопы с возможностью записи перестали быть редкостью и доступны многим. А использование компьютерного монтажа упростилось до такой степени, что практически каждый может самостоятельно не только снять, но и смонтировать фильм.

 

Как проходят такие выступления? Удаётся уложиться в регламент?

Конечно. Есть нестандартная ситуация, её можно описать буквально в трёх предложениях. Докладчик рассказывает о пациенте, о его проблеме, показывает, с чем он столкнулся и как ситуация разрешилась. С выступающим многие могут не согласиться, идёт обсуждение, кто-то предлагает свой вариант, указывает на ошибки. В этом главный интерес. Важен не столько сам случай, а дискуссия вокруг него и выводы, которые из него следуют.

 

Вы много выступаете за рубежом. Если сравнивать с иностранными коллегами, насколько российские специалисты готовы к диспутам, к тому, чтобы высказать свое мнение публично?

Это сложно для любого человека и требует определенных навыков и опыта вне зависимости от того, где ты родился. Конечно, нельзя не упомянуть и языковый барьер, который может быть непреодолимым для самого блестящего специалиста. Еще одна проблема – это страх и профессиональное стеснение «обнажить» свои слабости или даже ошибки. Но мне кажется, сейчас ситуация меняется. У наших специалистов наряду с обширным опытом появилась определенная уверенность, и боязнь показать свои трудности и, возможно, даже ошибки отступает. Без такого формата и свободного диалога современные медицинские конференции просто немыслимы.

 

Может быть, это связано с тем, что специалисты начинают ощущать «чувство локтя»?  Насколько сплоченным сегодня стало офтальмологическое сообщество?

 Наша медицинская профессия не монолитна. Ведь только направление офтальмологии объединяет свыше 15 узких специализаций: это и детские офтальмологи, катарактологи, глаукоматологи, «лазерщики», витреоретинальные хирурги, рефракционисты, онкологи и т.д. и т.п. Мы, с одной стороны, разобщены в силу наших профессиональных особенностей, определённых пристрастий в науке и практике, с другой – нас объединяет цеховой принцип нашей профессии и наша общественная организация – Общество офтальмологов России. Очевидно, что в реальной жизни многие проблемы, возникающие у пациента, узкому специалисту, порой, решить трудно, его видение может быть не всеобъемлющим. Поэтому нередко нужны совместные усилия, например, «лазерщиков» и хирургов. Мы собираем врачей вместе, чтобы дать им возможность взглянуть на заболевание с разных точек зрения и выработать единый подход, понять, когда следует лечить медикаментозно, а когда нужно оперировать.

 

Какие задачи, помимо объединения специалистов, решает сегодня Общество офтальмологов России?

Роль общественных организаций в нашей медицине, особенно в последние годы, была очевидно недостаточной. Но сейчас всё начинает меняться к лучшему. Профильные объединения и организации врачей получили больше полномочий в части саморегулирования профессиональной среды, разработки профстандартов, клинических рекомендаций и пр. Я думаю, это правильно. Кто ещё, как не профессионалы, должны определять, как оптимально лечить то или иное заболевание? Тем более в наше время, когда и технологии, и оборудование, и фармакологическое обеспечение постоянно совершенствуются. Даже самые мудрые организаторы и чиновники не могут да и не должны следить за этим. Сейчас мы находимся в переходном периоде от сообщества как источника научно-практических знаний к профессионально-организационному сообществу – проводнику и механизму внутреннего регулирования профессии. Это непростой путь, не думаю, что мы пройдем его очень быстро, но вектор движения безусловно правильный.

 

В наше время информация стала более доступной. Не уменьшает ли это значимость профессиональных научных мероприятий?

Ни в коей мере. Как я уже сказал, офтальмология – очень инновационная область. Знание о болезнях постоянно совершенствуется. Открываются новые пути патогенеза, в частности, на генетическом и субмолекулярном уровнях. Это дает толчок к поиску новых методов лечения. Совершенствуется диагностическое оборудование, расширяются возможности оценки уже известных заболеваний. Этот процесс идёт постоянно. Если всё время не вариться в этом бурлящем котле знаний, то постепенно начнёшь отставать от современных технологий и уже не сможешь быть всегда на должном уровне. Поэтому так важно регулярно собираться вместе, обмениваться информацией, быть в курсе современных тенденций.

На конференции обычно представлена самая свежая информация, её ещё может и не быть в журналах. Возможно, только через год или позже эти знания будут обобщены и найдут своё отражение в публикациях. И ещё очень важно пообщаться с коллегами: есть клинические и научные вопросы, которые всегда проще решить в диалоге в неформальной обстановке.

Наконец, участвуя в научных форумах, человек просто вырывается из рутины. Когда врач приходит после долгого трудового дня домой, он часто уже не в силах открыть журнал и прочитать какую-то статью. Такая концентрация знаний, которую специалист получает на конференции, даёт ему самую последнюю информацию, абсолютно новое качество знаний и полное погружение в проблему.